Глава 569: Пиная булыжник лишь ногу сломаешь.

«Герцог Хуай, что это всё значит!» Янь Чжи Цзин взревел, встав.

«Может мои слова не достаточно ясны?» Герцог Хуай слегка рассмеялся, говоря в беспечной манере. «Юнь Чэ всего лишь приёмный сын, Юнь Цин Хуна, и он на самом деле не член Семьи Юнь. Я думаю, что все присутствующие с этим согласятся. Когда всё сказано и сделано, приёмный сын никто иной, как посторонний. Откуда ему обладать, правом представлять Семью Юнь в этом соревновании… особенно в этом Императорском Зале Демона, когда это так же касается судьбы Семей Защитников!»

«Сила Юнь Чэ действительно совершенно ошеломляющая, и все присутствующие видели это собственными глазами. К тому же, удачно разыграв свою роль, он победил моего сына, Хуэй Жаня, поражение есть поражение, и наш Дворец Герцога Хуая не будет этого отрицать. Тем не мнее, тот, кто победил моего сына, Хуэй Жаня, как и шести последних участников с нашей стороны, был Юнь Чэ, не Семья Юнь! Ко всему этого, он даже не достоин, участвовать в этом соревновании! Шесть матчей в которых он участвовал, действительно великолепные битвы. Они совершенно не касаются соревнования, решающего судьбу Семьи Юнь!!»

Слова Герцога Хуая, были словно обливание холодной воды, вызвавшее озноб и тихую ненависть, одновременно заполнить тела всех в западном крыле. Когда Юнь Чэ впервые вступил в бой, большое количество из них думали об этом. Даже некоторые старейшины Семьи Юнь думали о том, чтобы попросить Юнь Цин Хуна заменить Юнь Чэ другим талантливым молодым учеником Семьи Юнь. Тем не менее, из-за того, что Юнь Цин Хун настоял, Юнь Чэ всё же поднялся, и никто из восточного крыла не высказал возражений… Кто-то, чья сила была слаба, и находилась лишь на Небесной Ступени, на самом деле представляла Семью Юнь В боях; они не могли дождаться, чтобы увидеть, как тот сделает из себя дурака, так почему они не указывали на какие-то проблемы, что он не ученик Семьи Юнь и не имеет права на участие?

После того, в каждом последующем матче, все были безжалостно ошеломлены Юнь Чэ. Казалось каждый подсознательно игнорировал эту проблему.

Теперь, Герцог Хуай внезапно об этом заговорил, будто невероятно радостным и возбуждёнными людям в западном крыле, особенно членам Семьи Юнь, на мгновение наступили на ахиллесову пяту… К тому же, это было доказательством того, что Герцог Хуай отрицал всё произошедшее, причина его отрицания была существенна, и её в принципе было невозможно опровергнуть. Не смотря на то, что у Юнь Чэ была фамилия Юнь, и он был просто «приёмным сыном», которого только что приняли. В действительности, он просто не имел права представлять с бою Семью Юнь.

Собрание в Императорском Зале Демона происходило каждую сотню лет, и в каждой сессии, всегда проводилось соревнование, некоторыми Дворцами Герцогов и Двенадцати Семей Защитников. Некоторые из неприятностей или идеологических конфликтов между Семьями и Дворцами Герцогов всегда решались с помощью таких соревнований… В соревновании организованном Дворцами Герцогов и Двенадцатью Семьями Защитников могли участвовать лишь члены Дворцов Герцогов и Двенадцати Семей Защитников. Посторонние определённо не могли вмешиваться, и основываясь на уровне силы Дворцов Герцогов и Двенадцати Семей Защитников, для начала, у посторонних просто не было достаточно способностей и права, чтобы вмешиваться.

Тем более, когда дело касалось беспрецедентного вопроса, касавшегося Семьи Юнь.

Следовательно, слова Герцога Хуая на самом деле ударили прямо в ахиллесову пяту.

«Герцог Хуай, очевидно, что ты пытаешься это отрицать!» Су Сян Нань выкрикнул резким голосом. «Юнь Чэ – приёмный Сын Юнь Цин Хуна. И Раз он приёмный Сын, то он считается членом Семьи Юнь. Почему это он не может представлять в бою Семью Юнь?!»

Слова Су Сян Няня были оглушительными; тем не менее, его доводам не хватало уверенности, не важно, кто их слышал. Конечно же, Герцог Хуая разразился смехом, «Хех, что за вздор. Основываясь на словах Патриарха Су, в будущих соревнованиях, что будут проводиться с учётом демонстрации внутренней силы, я могу просто найти пару превосходных экспертов, сделать их своими приёмными сыновьями, и тогда они смогут представлять мой Дворец Герцога Хуая в бою?! Хехе, в чём тогда будет смысл рейтинга наших Дворцов Герцогов и Двенадцати Семей Защитников? В чём будет смысл воспитания следующего поколения всеми силами? Мы просто будем выяснять, у кого больше крёстных детей, и увидеть, чьи крестники более невероятнее, разве этого не достаточно?»

«Патриарх Су, вы на самом деле одобряете, чтобы посторонний представлял в битвах наши Семьи Защитники или Дворцы Герцога? Как низко вы ставите достоинство наших Дворцов Герцогов и Семей Защитников?!»

«Ты…» Выражение Су Сян Наня помрачнело, но он не мог это никак опровергнуть.

«Герцог Хуая, Раз вы говорите, что у Юнь Чэ нет права, то почему вы не сказали об этом, когда он взошел на арену? Почему вы не помешали ему тогда?!» Спросил Му Юй Бай с холодным взглядом.

«Почему я должен был его останавливать?» Герцог Хуая отверг вопрос. «Позволить постороннему представлять Семью Юнь в бою, это настолько смешной и глупый шаг. Семья Юнь сделала это решение, и это было безрассудство Семьи Юнь, так что последствия должны нести они. Я не обязан им напоминать, или предостерегать их от того, что они делают»

Лицо Му Юй Бая потемнело, словно уголь, гнев заполнил его сердце. Тем не менее, он не мог этого опровергнуть. Каждый сидевший в западном крыле стиснул зубы, Сегодня, можно сказать, они испытали чувство восхождения из ада на небеса, только для того, чтобы внезапно упасть с небес в ад. Теперь остались лишь вдохи, обида и опустошение в их сердцах. К сравнению, ранее искорёженные лица сидящих в восточном крыле полностью исчезли. Выражение каждого из них было расслаблено, а их презрительные глаза даже несли в себе жалость.

«Патриарх…» Юнь Вай Тянь и Юнь Дуань Шуй развернулись, и посмотрели в сторону Юнь Цин Хуна. Бессознательно, каждый в западном крыле смотрел в сторону Юнь Цин Хуна.

Юнь Цин Хун не сказал за это время ни одного слова, и в этот момент, Юнь Чэ, наконец стабилизировавший свою энергию и кровь, сделал нескольких глубоких вздохов, держа свой Поражающий Небеса Меч Разящий Демонов. Пройдя между Юнь Вай Тянем и Юнь Дуань Шуй, что его защищали, он столкнулся с Герцогом Хуай, и сказал с безразличным лицом, «То, что говорит Герцог Хуай, действительно правильно. Не обладая родословной Семьи Юнь, и просто основываясь на факте усыновления, человек без сомнения не имеет права представлять Семью Юнь в бою. Тем не менее, Герцог Хуай, основываясь на чём, вы пришли к выводу, что я не сын Семьи Юнь?!»

Слова Юнь Чэ заставили сузить Герцога Хуая глаза, и сразу же после этого громко рассмеяться. Несколько человек в восточном крыле, тоже разразились смехом. Когда Юнь Чэ произнёс эти слова, они моментально смогли понять мотивацию Юнь Чэ… Очевидно, что оказавшись в этом затруднительном положении, он явно был толстокожим и пытался сказать, что он – член Семьи Юнь. Он мог бы даже придумать историю, и предоставить несколько так называемых «доказательств».

Если бы это была другая семья, то такие методы могли бы действительно заставить его чувствовать себя неловко; тем не менее, он говорил о Семье Юнь.

У Семьи Юнь был уникальный метод, чтобы доказать свою родословную… Духовная Длань!

Духовная Длань была силой родословной. Только люди обладавшие родословной Семьи Юнь могли обладать силой духовной длани, без исключений! Эта родословная могла передаваться лишь по мужской линии следующему поколению, она не наследуется женщинами. Следовательно, сыновья Семьи Юнь несомненно обладают Духовной Длани.

С другой стороны, люди, что могли использовать силу Духовной Длани, определённо были членами Семьи Юнь. Это было известно всем, в течении последних десяти тысяч лет истории Империи Иллюзорного Демона.

Следовательно, чтобы определить, действительно ли кто-то представитель Семьи Юнь, нужно было увидеть лишь, как человек демонстрирует силу Духовной Длани. Если Юнь Чэ сможет воспользоваться Духовной Длани, то он, без сомнений, действительно представитель Семьи Юнь. Если он не сможет её продемонстрировать, то он, опять же, без сомнений, не является членом Семьи Юнь!

Следовательно, в глазах Герцога Хуая, и глазах остальных, если Юнь Чэ хотел утверждать, что он член Семьи Юнь, это было просто шуткой.

«Что? Ты что, хочешь мне сказать, что на самом деле являешься членом Семьи Юнь? Хехехехе…» Герцог Хуая смеялся очень игривых тоном. «Тогда, мне любопытно, ты сын какого старейшины Семьи Юнь? Или может быть, что ты на самом деле внебрачный ребёнок Юнь Цин Хуна, оставленные где-то далеко, и так называемый «приёмный сын» лишь прикрытие? Хахахаха!»

Сказав это, Герцог Хуая начал громко смеяться, и все патриархи восточного крыла насмешливо улыбались.

Юнь Чэ тоже начал громко смеяться, «Ваше высочество, Герцог Хуай, вы не могли быть ещё более правым. Я сын Семьи Юнь, и обладаю истиной и чистейшей родословной Клана Юнь! Юнь Цин Хун – мой биологический отец, именно так, как вы и сказали!»

Эти слова не шокировали присутствующих, но они всё ещё поразили несколько человек. Му Юй Бай хлопнул себя по лбу, и раздосадовано сказал, «Хаах, этот малыш вот-вот потеряет своё лицо. В мире, сложнейшая вещь – подделать родословную Семьи Юнь.»

Одна из наиболее сильной реакцией была реакция Му Юй Жоу. В момент, когда она услышала слова Юнь Чэ, она ухватилась за руку Юнь Цин Хуна, и у него бесконтрольно потекли слёзы.

«Хахахаха…» Герцог Хуая долгое время неистово смеялся, затем, наконец смог взять себя в руки. Сквозь суженые глаза, он смотрел на Юнь Чэ, и некоторое чувство удовлетворения внезапно нахлынуло в его сердце… Оба его сына были побеждены Юнь Чэ, его палы были полностью уничтожены из-за Юнь Чэ, и это принесло огромные потери. Он не только провалился в унижении другой стороны, он так же сильно повысил мораль другой стороны. Его убийственное намерение к Юнь Чэ возросло; тем не менее, Хуэй Е, Юань Цюэ и Хуэй Жань не смогли его убить. Его ненависть к Юнь Чэ была словно вулкан, что кипел в течении тысячи лет. В этот момент, он наконец то нашел возможность беспощадно унизить Юнь Чэ, и Юнь Чэ сам сделал шаг, создав эту возможность.

«Очень хорошо. Раз ты утверждаешь, что ты сын Семьи Юнь, и даже сын самого Юнь Цин Хуна, почему ты не покажешь мне и всем присутствующим свою Духовную Длань?»

«Духовную Длань?» Брови Юнь Чэ слегка дёрнулись.

«Что? Судя по твоему выражению, могло ли случиться так, что ты даже не знаешь о том, что такое Духовная Длань? Духовная Длань – сила родословной, уникальной для Семьи Юнь. До тех пор, пока кто-то является сыном Семьи Юнь, он несомненно унаследует Духовную Длань. Если ты способен показать свою Духовную Длань, то никто не посмеет отрицать твою принадлежность, как сына Семьи Юнь. Так же как и бои, в которых ты представлял Семью Юнь, они будут тоже вполне оправданы. Независимо от того, пойдёт речь об изгнании Семьи Юнь, или предложении Божественных Кристаллов с Фиолетовыми Прожилками, я, безусловно, не имею никаких несогласий. Однако, если ты не способен использовать Духовную Длань…»

Глаза Герцога Хуая сузились в две тончащие прорези, и оба, его взгляд и голос, были особенно холодны, «Если ты не способен явить Духовную Длань, то, перед лицом Малой Императрицы-Демона, и лицом всех героев Империи, выдавать себя за члена Семьи Защитников, и даже более того, за сына Патриарха Семьи Защитника, ты знаешь, как серьёзно это преступление?!»

«Мне это абсолютно не интересно.» Юнь Чэ шагнул вперёд, и медленно поднял свою руку, «Я просто хотел бы напомнить Герцогу Хуаю, что лучше бы вам не забывать о словах, что вы только что произнесли!»

Юнь Чэ закатал рукав, и показал левую руку, «Это так. Духовная длань – лучший способ доказать, свою принадлежность как членов Семьи Юнь. Она не может быть подделана или сымитирована! Герцог Хуай, вам стоит получше раскрыть свои глаза… и внимательно смотреть!!»

Когда голос Юнь Чэ стих, под пристальными взглядами всех присутствующих, «Чистилище» тихо активировалось, и на его руке, внезапно зажглась голубая, мечеобразная, метка.

В тот момент, когда отметка появилась, все в Семье Юнь внезапно задрожали, «Это… Это...»

После этого, Юнь Чэ мысленно пожелал. Луч тёмно-голубого света, вышел из отметины, и проплыл перед ним. Сразу после, он быстро принял форму Поражающего Небеса Меча Разящего Демонов, как он того пожелал. Уникальная аура, что могла принадлежать лишь Духовной Длани, быстро распространялась вокруг, заполняя весь Императорский Зал Демона.

«Духовная… Духовная Длань!!» Юнь Вай Тянь и Юнь Дуань Шуй, стоявшие за Юнь Чэ, потеряли контроль над своими голосами и одновременно закричали.

В тот момент, когда явилась духовная длань, выражение лица Герцога Хуая, стало несравненно напряжённым. Его зрачки сильно сузились, будто внезапно были пронзены иголками.