Глава 570: Сын Семьи Юнь.

ЧЕЕЕЕЕЕ——

Императорский Зал Демона полностью погрузился в шум. Многие старейшины и ученики Семьи Юнь встали, и глаза каждого из них были широко раскрыты, пока не округлились, казалось, думая о том, что перед ними появилась иллюзия. «Духовная Длань, это Духовная Длань… Это Духовная Длань нашей Семьи Юнь!»

«Что… Что происходит? Может он в самом деле, нашей Семьи Юнь…»

«Трудно поверить, но это на самом деле Духовная Длань! Если он не член Семьи Юнь, то как он может обладать Духовной Дланью… и это, к тому же, мощная голубая Духовная Длань!»

«Он… Он… Он на самом деле член нашей Семьи Юнь!» Старейшина Семьи Юнь от волнения громко кричал.

«Это… Это невозможно!» Выражения Герцога Чжуна, Хэ Лянь Куана, Цзю Фан Куй, Чи Ян Бай Ле и всех остальных трагически изменились. Они уставились на Духовную Длань перед Юнь Чэ, и не могли поверить своим глазам. Их уверенные и холодные улыбки ранее, были заменены шоком и страхом. Они знали, какой грядёт исход, если Юнь Чэ действительно был членом Семьи Юнь.

Тем не менее, Юнь Чэ… этот приёмный сын Юнь Цин Хуна, был кем-то, кто впервые прибыл в Столицу Империи Демона три месяца назад, как он может быть сыном Семьи Юнь?! Три месяца назад, никто не слышал о его существовании, и даже Герцог Хуай не смог отыскать каких-либо следов его происхождения. Даже его духовные искусства и навыки были совершенно не связанны с Семьёй Юнь. Не говоря уже о том, что глядя на выражение всех в Семье Юнь, они не знали, что он был из их семьи.

Тем не менее, Духовная Длань, что Юнь Чэ высвободил, была самым неоспоримым доказательством. Духовная Длань Семьи Юнь, другой не существовало, даже если её вид мог быть сымитирован внутренней энергией, аура родословной и сила Духовной Длани, что принадлежала исключительно Семье Юнь, не могла быть сымитирована, ни коим образом.

Весь зал был погружён в шум. Этот единственный день, казалось, имел больше взлётов и падений, чем любой другой день за всю их жизнь. Их нервы, которые казалось должны были быть несравнимо устойчивыми, казалось, были в полном беспокойстве от шока. Они ощущали, что даже если бы это был сон, то он не был бы столь невероятным, и не имел бы столько поворотов и изгибов, как сегодня.

Юнь Вай Тань и Юнь Дуань Шуй, что были позади Юнь Чэ, полностью потеряли своё спокойствие. Из-за волнения, они не могли нормально дышать, до того, что казалось, вот-вот разрыдаются. Хотя это было большим сюрпризом, что оставил некоторые вопросы без ответа, духовная длань была самым твёрдым доказательством в мире. Как Старейшины Семьи Юнь, они не могли ошибаться по поводу Духовной Длани, не смотря ни на что.

Увидев Духовную Длань Юнь Чэ, они были не в силах сдерживать волнение. Это, безусловно, означает не просто победу Семьи Юнь сегодня… Юнь Чэ – приёмный сын Юнь Цин Хуна, и Юнь Чэ – настоящий и истинный член Семьи Юнь, абсолютно две разных понятия, как небо и земля! Нынешнее поколение Семьи Юнь было в невероятном состоянии упадка. Они были слабейшими среди Двенадцати Семей Защитников, и снижение в силе только увеличивалось. Но теперь, когда Юнь Чэ был в Семье Юнь, к чему им беспокоиться о невозможности процветать в будущем?!

«Герцог Хуай, вы не можете не узнать Духовную Длань Семьи Юнь, ведь так?» Уголок губ Юнь Чэ приподнялся, когда он смотрел и говорил Герцогу Хуаю. Хотя его выражение было расслабленным, на самом деле, он изо всех сил старался сохранить самообладание. Так как он собирался показать свою Духовную Длань перед всеми Героями Империи, то естественно, он покажет свою Духовную Длань в её лучшей форме!  Его дед, Юнь Цан Хай обладал голубой Духовной Дланью, и его отец обладал голубой Духовной Дланью. Так что, как внук Юнь Цан Хая, и сын Юнь Цин Хуна, как он может позволить другим себя пристыдить, когда он показывает Духовную Длань, душу Семьи Юнь?

Его текущий пик для Духовной Длани был голубым. И что бы достичь Духовную Длань, ему нужно было находиться в состоянии «Чистилища».

Таким образом, с каждой секундой поддержания голубой Духовной Длани, его тело испытывало тяжёлую нагрузку. Потому, когда он закончил озвучивать свой вопрос, он слегка взмахнул рукой, и его духовная длань превратилась в луч голубого света, что влетел обратно в его руку.

Выражение Герцога Хуая всё ещё можно было расценивать как спокойное; тем не менее, его губы явно дрожали, слегка. Столкнувшись с вопросом Юнь Чэ, он, кто всё это время держал всё в своих руках, на самом деле не мог что-либо произнести.

До Церемонии Столетия Правления, он провёл масштабное планирование и сделал надлежащие приготовления; он даже приготовился продвинуть свои амбиции в этот день. Указать остриём на Семью Юнь в начале церемонии было первым шагом, в результате чего оказать огромное влияние на все противостоящие Семьи Защитников и Дворцов Герцога – было вторым шагом…

Изначально он думал, что он чётко всё вёл и контролировал. Тем не менее, он внезапно осознал, что вся ситуация никогда не была под его контролем. Всё, включая самого Герцога Хуая, руководствовалось этим юнцом, перед его глазами!

С того момента, как он выскочил и крикнул о том, что хотел бы принять участие в состязании, используя свой острый язык, заставил их заключить пари, победил шестерых человек подряд, с силами одного человека, после того, как все полагали, что западное крыло потерпит ужасное поражение… И вновь, до этого момента, когда он внезапно показал Духовную Длань!!

Герцог Хуай был полностью уверен, что он предвидел, что после победы над Хуэй Жанем, он сам будет кричать, что он не обладает Духовной Дланью, и потому, не имеет права представлять Семью Юнь. В то же время, он даже кричал, что если он – сын Семьи Юнь, то у него не будет никаких сомнений по поводу пари.

Что касается сыновей Семьи Юнь, сила Духовной Длани была огромной формой поддержки. Тем не менее, в шести битвах подряд, в которых он бился, он не стал её использовать. Причина, которая завила его произнести эти слова, так что у него больше не останется места для манёвра.

Герцог Хуая был тщеславен с самого рождения. За всю его жизнь, он впервые почувствовал, что был кем-то обдурён, и с ним лишь игрались! И этот кто-то был лишь юнцом всего двадцати двух лет!

Впервые он испытал, так называемые «Кишки позеленели от сожаление», и «Потерять обоих, жену и солдат». Чтобы нацелиться на Семью Юнь, он имел поддержку семи Семей Защитников и шести Дворцов Герцогов на своей стороне. Он уверенно занимал первое место; тем не менее, из-за того, что он хотел переступить через моральный дух и гордость другой стороны, он предложил провести дуэль между обеими сторонами, чтобы решить судьбу Семьи Юнь… Только результат привёл к этому.

Не важно, было это о нацеливании на Семью Юнь, или о том, что безжалостно растоптать мораль другой стороны, он должен был преуспеть в обоих из них. Тем не менее, в его планах появилась переменная, совершенно не входившая в его расчёты… Юнь Чэ.

Сейчас, столкнувшись с Юнь Чэ, что слегка улыбался, ледяное намерение фактически взросло в сердце Герцога Хуая. Никогда не предполагал, что первым человеком, заставившим его сердце замереть, станет юноша двадцати двух лет.

Что бы изгнать Семью Юнь… Он подготавливался очень долгое время, но потерпел страшное поражение на первом шаге, во время Церемонии Столетия Правления, из-за Юнь Чэ, и следующий шаг, чтобы беспощадно растоптать моральный дух другой стороны, он получил совершенно противоположный эффект… Он помог в подъёме другой стороны, и вместо этого вызвал негативную реакцию на своей стороне!

Семь Семей Защитников должны были, каждая, отдать по два с половиной килограмма Божественных Кристаллов с Фиолетовыми Прожилками, в то время как он сам должен был целых десять килограмм… Из шутки, это превратилось в настоящий кошмар!

Герцог Хуай стиснул зубы, и его грудь вздулась, когда он постарался успокоиться. Внезапно, он повернул свою голову и посмотрел на Юнь Цин Хуна, и резко сказал, «Юнь Цин Хун, что здесь происходит?!»

Когда прозвучали его слова, несколько человек были поражены. Сразу после, их выражения стали странными. В этой ситуации, он не ответил Юнь Чэ, но внезапно решил спросить Юнь Цин Хуна «Что происходит». Независимо от того, кто бы это ни был, ему было отчётливо видно, что сейчас, Герцог Хуая полностью потерял спокойствие и его разум пребывал в беспорядке.

Юнь Цин Хун слабо улыбнулся, и неторопливо сказал, «Как ты уже видел сам, он показал силу Духовной Длани моей Семьи Юнь. Герцог Хуай, находясь так близко к нему, ты не мог её не узнать, не так ли?»

«Это невозможно!» Проворчал Герцог Хуай. «Этого человека никогда не существовало в Семье Юнь! Впервые он появился в Столице Империи Демона лишь три месяца назад… Так как он может быть членом Семьи Юнь?!»

«Я не обязан тебе это объяснять,» Сказал Юнь Цин Хун. «Нет необходимости в том, чтобы я тебе это доказывал. Ранее, ты сказал, что Духовная Длань – самое неоспоримое доказательство в том, что бы определить члена Семьи Юнь. Что касается того, член семьи Юнь он или нет, тебе это должно быть предельно ясно в своём сердце. Но, есть кое-что, о чём я могу тебе сказать, в порядке исключения… Юнь Чэ не только сын Семьи Юнь, он так же мой, Юнь Цин Хуна, биологический сын, и будущий патриарх Семьи Юнь!»

Когда эти слова прозвучали, это было словно удар гром, раздавшийся в Императорском Зале Демона, что в наконец удалось успокоить, ибо он мгновенно был погребён под волнами голосов.

«Юнь Чэ, биологический сын Патриарха Семьи Юнь, э-э-это…»

«Кем является Патриарх Юнь? Он говорит это перед лицом Малой Императрицы-Демона, и перед лицом героев Империи, так как это может быть ложью?!»

«Ранее у всех были подозрения о принадлежности Юнь Сяо из Семьи Юнь. Патриарх Юнь не давал никаких ответов на все эти подозрения. Он не подтверждал их и не отрицал. Но когда он сказал, что Юнь Чэ – его биологический сын перед лицом всех присутствующих, его глаза сияли, а голос был совершенно оглушителен… Не важно, как это выглядит, это не похоже на ложь.»

«После тщательного размышления, не так уж сложно это принять. Хотя Юнь Чэ полностью приковал к себе внимание, он совершенно оскорбил Герцога Хуая, оскорбил Семь Семей Защитников и шесть Дворцов Герцогов! Если он лишь приёмный сын, как он может на столько упорствовать?! Это потому что он сын Семьи Юнь, и даже более, он сын Юнь Цин Хуна… Кроме внука Юнь Цан Хая и сына Юнь Цин Хуна, среди Семьи Юнь, чей потомок будет обладать таким талантом, силой и смелостью?!»

«Может ли быть, что Юнь Чэ – незаконнорождённый ребёнок Юнь Цин Хуна?»

«Нет, Нет! Юнь Цин Хун несравненно правильный человек. Иметь наложниц – может быть возможным, но определённо невозможно, чтобы он вёл себя, например, портя женщин в темноте. Двадцать с лишним лет назад, когда Юнь Цин Хун и его жена вернулись с Континента Бездонного Неба, из-за того, что их тела потерпели огромные ранения, они приглашали множество известных докторов. Исходя из слухов от этих докторов, Мадам Юнь была отравлена во время беременности. С целью защитить младенца в утробе, она насильно оттолкнула холодный яд в свои пять органов… что заставило холодный яд распространиться по всему её телу, и сделать невозможным к исцелению. Другими словами, тогда, Мадам Юнь определённо родила ребёнка Юнь Цин Хуну… И причина, почему Юнь Сяо не обладает Духовной Длани так же всем известна…»

«Другими словами… Из-за того, что Патриарх Юнь волновался о затруднительном положении Семьи Юнь, он намеренно скрыл своего сына, или нашел невероятного учителя для него… В то время как Юнь Сяо был взят им лишь как прикрытие?»

«Такое очень возможно!!»

Бесчисленные восклицания, дискуссии и догадки заполонили каждый уголок зала. Группа, что была наиболее шокированной – люди из Семьи Юнь. Тот факт, что Юнь Чэ обладал родословной Семьи Юнь и был сыном их Семьи Юнь, было уже достаточным, чтобы они были вне себя от радости. Но если он был сыном Юнь Цин Хуна… То это куда более радостный подарок, посланный небесами Семье Юнь! Потому что это означало, что Родословная Патриарха Семьи Юнь не была прекращена!

Множество Старейшин и Благородных Старейшин Семьи Юнь, очень хорошо знали, каким человеком был Юнь Цин Хун. В этом случае, используя такой тон, как его слова могут быть ложью?!

«Хах… Происходящее действительно очень странное,» Су Сян Нань испустил протяжный вздох, не в силах выразить свои эмоции.

«Внук Цан Хая, Сын Цин Хуна… Не удивительно, не удивительно…» Амбициознейший Под Небом кивнул, и был слегка поражён. Роль Патриарха Семьи Юнь передавалась из поколения в поколение, и в каждом поколении, он был драконом среди людей, императором среди драконов, без исключений.

«Семью Юнь вновь вознесётся в известности,» Со вздохом сказал Янь Чжи Цзинь

Старик Му Фэй Янь долгое время сидел с отсутствующим взглядом. Как внезапно он очнулся ото сна, он со свистом встал и его борода затрепетала от волнения. «Может ли… Может ли быть, что… Он дитя, которое Жоу’эр потеряла… На Континенте Бездонного Неба…?»

Тогда, столкновения в которых участвовали Юнь Цин Хун и Му Юй Жоу на Континенте Бездонного Неба, особенно в вопросе ребёнка, не были известны никому из посторонних. Тем не менее, как отец Му Юй Жоу, как он мог об этом не знать?

«Это определённо не ошибка!» Му Юй Цин тоже говорил взволнованно. «Он обладает родословной Семьи Юнь, зять лично признал, и глаза младшей сестры направлены на него… и самое главное, кроме сына младшей сестры и внука старика, чей ребёнок может быть так талантлив?!»

С несколькими сотнями прожитых лет Му Фэй Яня, он всегда был пренебрежителен в этих лизоблюдских речах своих троих сыновей. Однако, лесть Му Юй Цина на самом деле заставили Му Фэй Яня наслаждаться. Его тело подалось вперёд, и его руки дрожали. «Верно… Сын Жоу’эр, мой внук… Ха… Хахахаха… Это мой внук… Мой биологический внук!!»

«Значит, этот парень на самом деле наш племянник!» Даже Му Юй Кун улыбался до самых ушей. Тем не менее, когда он повернул голову, он увидел Му Юй Бая, скрывающего лицо обеими руками, и его голова казалось, свисала к его промежности. С широк раскрытыми глазами, он дал себе оплеуху. «Ей, братан! Сын нашей сестрёнки вернулся. Он наш биологический племянник, знаешь ли… Что у тебя с тобой?»

«Хехех,» Му Юй Цин злорадно смеялся. «До этого, наш братан, кричал во всеуслышание, о том, что станет названым братом с нашим племянником…»

«Заткнись!» Му Юй Бай пнул Му Юй Цина по заднице. «Тот, кто осмелится вновь поднять этот вопрос, будет избит мной до полусмерти!»