Глава 931: Лучшие Выводы

Учитывая текущую память и умственные способности Юнь Чэ, то пусть даже это шестьдесят тысяч слов, ему достаточно было взглянуть на них лишь раз или просто услышать, чтобы он запомнил их почти идеально, что уж говорить про шестьсот слов.

Но, услышав слова, которые произносила Сяо Лин Си, его разум остался совершенно пустым, и он был очень ошеломлен, обнаружив, что не мог вспомнить ни одного слова из некого Руководства или духовной формулы. Было слабое ощущение, что его сознание поплыло, после чего он закрыл глаза и сосредоточился, и сразу же почувствовал, что в его сознании медленно появлялись странные слова. С каждым мгновением эти слова становились все яснее... но после того, как он открыл глаза, все эти слова улетучились.

- Лин Си, ты можешь понять смысл этих странных слов? - спросил Юнь Чэ, пытаясь разобраться.

Сяо Лин Си покачала головой:

- Я могу только читать эти слова, но я не знаю, что они означают. Маленький Чэ, даже ты не понимаешь смысл этих слов?

Прямо в этот момент серебряное свечение в воздухе внезапно мелькнуло, и весь причудливый текст исказился. Затем он снова собрался, чтобы стать шаром серебряного света, прежде чем вернуться обратно в таинственный черный нефрит, полностью исчезнув.

Таинственный черный нефрит впал в свое обычное состояние. Даже когда Сяо Лин Си была рядом с ним, он больше не излучал свечение.

Юнь Чэ вытянул руку и взял таинственный черный нефрит, после чего поместил его в Ядовитую Небесную Жемчужину, больше не позволяя ему взаимодействовать с Сяо Лин Си.

- Маленький Чэ, что это за камень? - Сяо Лин Си не могла подавить свое любопытство.

- Я не уверен, я поднял его в странном месте, - ответил Юнь Чэ крайне непринужденным голосом, прежде чем сменить тему. - Это, наверное, камень души, который использовался для записи древнего текста. Давай не будем зацикливать на этом. Пойдем к Дедушке.

Закончив говорить, он тут же взял руку Сяо Лин Си, и они направились ко двору Сяо Ли.

Сяо Юн Ань уже заснул, а Сяо Юнь и его жена отправились воздать молитву покойным родителям. Сяо Хун еще не вернулся, и только Сяо Ле оставался во дворе. Когда они прибыли во двор Сяо Ле, Сяо Лин Си бессознательно попыталась вытащить руку. Но, к ее удивлению, Юнь Чэ еще сильнее сжал ее, и когда она запаниковала, он схватил ее за руку и подошел к Сяо Ле.

- Дедушка, я... хочу поговорить с тобой, - несмотря на то, что он уже давно собрался с духом и решимостью, но когда Юнь Чэ увидел спокойно смотрящего на него Сяо Ле, его сердце сжалось от беспокойства.

- Ах... - Сяо Лин Си, казалось, что-то поняла, мягко вздохнув, ее сердце начало дико биться в груди.

- Я как раз собирался найти вас, чтобы обсудить с вами важный вопрос, - Сяо Ле посмотрел на них и весело улыбнулся.

Эти слова ошеломили Юнь Чэ, но он сразу спросил:

- Важное дело? Какое важное дело?

Как будто не замечая, что они держаться за руки, он нежно вздохнул:

- Си’эр уже двадцать три года, поэтому она давно достигла возраста замужества. До этого мы все никак не могли решить этот вопрос. Но сейчас мое тело и разум в полном порядке. Юнь’эр и его жена любят друг друга, а Юн Ань - послушный и здоровый ребенок. Поэтому единственное, что меня беспокоит сейчас, - это брак Си’эр.

- ...Дедушка, что ты имеешь в виду?

- Че’эр, - Сяо Ле посмотрел прямо в глаза Юнь Чэ, говоря теплым голосом. - Ты очень много путешествуешь и многое видел, поэтому ты определенно знаешь множество выдающихся молодых людей. Если кто-нибудь из них подходит для Си'эр, возможно, ты сможешь сосватать ее. Я определенно не буду беспокоиться о том, кого ты выберешь.

- Дедушка, я... я... - он не впервые говорил о таком, но именно с ним - все же впервые.

Лин Си волновалась и стояла, не произнося ни слова.

- ... - взгляд Юнь Чэ переместился, став твердым.

После этого он очень искренне произнес, опускаясь на колени:

- Дедушка, я уже давно нашел одного такого человека.

- Ох? - взгляд Сяо Ле вспыхнул.

После этого он заговорил громким и ясным голосом, каждое слово, которое исходило из его уст, звучало как маленький металлических гонг.

- Дедушка, этот человек – никто иной, как я! Прошу, чтобы Дедушка... дал свое согласие нам с Лин Си!

- Маленький Чэ... - слова, которые прозвучали в ушах Сяо Лин Си, несомненно, были самыми желанными в ее жизни.

Он действительно сказал это перед ней и Сяо Ле. Он сказал слова, которые она желала услышать больше всего, но это также были слова, которые были запрещены, и она даже не осмеливалась прикоснуться к ним.

Сяо Лин Си тоже начала медленно опускаться на колени, ее глаза затуманились, когда она произнесла тихим голосом:

- Дедушка, я... Если это будет не Маленький Чэ, я бы предпочла... вообще никогда не жениться.

Она говорила громко и ясно, и в тот момент, когда слова покинули ее рот, весь страх и беспокойство, которые омрачали ее сердце, беззвучно исчезли, и оно наполнилось теплом и спокойствием. Никогда она не чувствовала себя так хорошо в этой жизни. В тот момент, когда она произнесла эти слова, казалось, что результат уже не так важен. Поэтому ее душа словно воспарила в небеса и стала совершенно другой.

- ... - лицо Сяо Ле не было окрашено шоком, оцепенением, разочарованием или яростью, которых они ожидали.

На самом деле, Сяо Ле особо не изменился. Вместо этого он казался совершенно спокойным, после чего он просто повернулся спиной к ним и мягко и грустно вздохнул.

- Дедушка? - Юнь Чэ поднял голову.

- Хо-хо, - Сяо Ле рассмеялся, и этот смех был очень нежным. - Вы, наконец, показали свои истинные чувства после стольких лет.

Юнь Чэ был шокирован:

- Дедушка, значит, ты всегда...

- Вы всегда были близки, еще с детства, и совершенно неразлучны. Поскольку ты покинул Город Плывущих Облаков в шестнадцать лет, Си’эр всегда была рядом со мной. Я видел, как она беспокоилась о тебе каждый день и скучала по тебе с утра до ночи... Такие эмоции намного превосходят границы семейной любви. С тех пор, хоть я и не знал, что ты чувствовал к Си’эр, я знал, что чувства Си’эр были не семейной любовью, а любовью в ее истинном значении. И эта любовь могла быть полностью свободной, когда она узнала, что вы кровно не связаны.

- Вот почему я был глубоко взволнован. Меня не беспокоили ваши предыдущие отношения тети и племянника, но если любовь Си’эр была бы неразделенной, это сделало бы её несчастной на всю ее жизнь.

Если бы Юнь Чэ и Сяо Лин Си смогли увидеть его лицо прямо сейчас, они увидели бы, что он слабо улыбался.

Сяо Лин Си спросила в недоумении:

- Отец, ты действительно... на самом деле, вообще не против?

- Вы, мои дорогие дети, как я могу быть с против этого? Хотя я и старомоден, я никогда не был упрям.

- Тогда... когда вы постоянно говорили со мной о браке в последнее время, это... потому что...

- Это было из-за того, что я не могу не волноваться, ох... - Сяо Ле легонько вздохнул. - Я хорошо осознавал твои чувства к Че’эр, но Че’эр... уровень, которого он достиг, слишком высок. Но рядом с ним Императрица Империи, Правительница Царства и Богиня Феникса... По сравнению с ними, ты такая же простая как песок под ногами. Хотя Че’эр ценил тебя, в прошлом, я был глубоко обеспокоен тем, что он мог не разделять твою любовь, как мужчина, имеющий этих чудесных женщин рядом с собой, выставив твою любовь пустым односторонним увлечением. Поэтому я просто проверял... Хо-хо, решимость, а также напряженность, Че’эр, когда он опускался на колени, заставили меня понять, что беспокойство, одолевавшее меня все эти годы, не имело значения, и то, что меня больше всего беспокоило, наконец-то, стало возможным.

- Отец... - Сяо Лин Си прикрыла рот рукой, так как слезы медленно капали из ее глаз.

- Не волнуйся, Дедушка, - Юнь Чэ глубоко вздохнул и подавил свое волнение. - Я буду заботиться о Лин Си всю жизнь.

- Хо-хо, если это будешь ты, я могу быть спокойным о будущем Си’эр. Только... - Сяо Ле легкомысленно вздохнул. - Даже если вы двое кровно не связаны, мир полон глупости и сплетен. Если вы хотите пожениться, лучше сделать это в Империи Иллюзорного Демона.

- Хорошо, - Юнь Чэ без колебаний согласился и посмотрел на Сяо Лин Си, когда та тайком тоже посмотрела на него.

Когда их взгляды встретились, они одновременно улыбнулись. Они всегда думали, что Сяо Ле был единственной причиной, которая сдерживала их чувства, но только сегодня они поняли, что самое большое препятствие - это они сами.

Юнь Чэ был готов к худшему, но он никогда не думал, что все завершиться так просто. Тема, которой он и Сяо Лин Си никогда не осмеливались коснуться, внезапно исчезла.

------------

***Империя Иллюзорного Демона, Долина Молниеносного Пламени Золотого Ворона***

Аура пламени была еще слабее, чем раньше.

После того как Юнь Чэ прибыл в Долину Молниеносного Пламени Золотого Ворона, изображение Души Золотого Ворона снова появилось со вспышкой золотого света.

- Юнь Чэ, зачем ты прибыл сегодня?

Юнь Чэ поднял голову и прямо спросил:

- Душа Золотого Ворона, вы когда-нибудь слышали о «Небесном Руководстве, Бросающем Вызов Миру»?

- Этот благородный никогда не слышал о таком. Кажется, что это какое-то духовное искусство, судя по названию. Хмпф... осмелиться использовать «Бросающее Вызов Миру» в названии -неслыханная наглость.

- Даже вы не слышали об этом? - Юнь Чэ был ошеломлен и разочарованно пробормотал. - Тогда все это слишком странно... как именно эти слова были записаны?

- Не нужно много раздумывать об этом. В любом случае, где ты услышал о «Небесном Руководстве, Бросающем Вызов Миру?» - спросила Душа Золотого Ворона.

- Я не слышал этого названия, - - Юнь Чэ достал таинственный черный нефрит. - Это было записано здесь.

Затем он рассказал о том, что случилось, Душе Золотого Ворона, и о странной реакции таинственного черного нефрита на Сяо Лин Си, и о странных письменах, что появились потом.

- Вот что произошло? - после того как услышал отчет Юнь Чэ, Душа Золотого Ворона была сильно удивлена.

- Напиши для меня.

- Хорошо!

Он использовал палец, чтобы рисовать первые четыре странных символа в небе, используя Пламя Золотая Ворона... в котором были представлены слова «Бросающее Вызов Миру» и «Небесное Руководство».

После нескольких десятков вдохов Юнь Чэ, наконец, нарисовал четыре символа из пламени, которые плавали в воздухе. Золотые глаза Души Золотого Ворона засияли, прежде чем он быстро убрал этот свет.

- Душа Золотого Ворона, может... может быть, вы тоже не можете понять эти слова? - спросил Юнь Чэ, нахмурившись.

- Никогда не видел и никогда не слышал, - ответила Душа Золотого Ворона.

- Тогда... почему Лин Си понимает их? Я могу поручиться за то, что она никогда раньше не встречала такой письменности. Она также не знает, почему она понимает эти слова и сильно потрясена, - Юнь Чэ крепко сжал черный нефрит. - Может ли быть так, что сказанное мной, чтобы успокоить ее, было правдой? Что этот черный нефрит просто отреагировал на её ауру? Он установил какую-то душевную связь с ней без предупреждения, которая дала ей возможность понимать эти слова?

- Сяо Лин Си, о которой вы говорите, в какой области культивации она находится и в каком духовном искусстве она культивирует? - торжественно спросила Душа Золотого Ворона.

- Это... - Юнь Чэ был несколько смущен. - Лин Си не понимает духовного пути, она только на Седьмой Ступени Истинной Внутренней Силы. Что касается духовного искусства, она культивирует Искусство Орла, которое происходит из Клана Сяо. Это духовное искусство низкого уровня.

- ... – Душа Золотого Ворона, помолчав, ошеломленно сказала. - Покинь это место и приведите ее!