Глава 110: Тенденция (часть 1)

Автомобиль пробрался в отдаленный район далеко от центра Копенгагена.

Поднявшись по едва заметной дороге, мы увидели средневековый западный замок, спрятанный в лесу.

- Ва-ах!

Я был в восторге от замка, который я видел только в сборниках рассказов и мультфильмах.

Старый замок, казалось, был реконструирован, чтобы выглядеть более современно, но древность и изысканность была все еще непревзойденной.

Ворота замка автоматически открылись и закрылись.

Сотрудник вышел из машины, проверил отпечаток пальца, отсканировал радужку, и ворота с щелчком заблокировались.

Несколько человек вышли поприветствовать нас, и среди них я увидел Одина и Нильсона.

- Добро пожаловать!

Один тепло поприветствовал нас.

- Ты все еще жив.

Коротко поприветствовал меня Нельсон Ослан, человек, который сделал мои двойные пистолеты Нильсон Н2.

После того как мы обменялись приветствиями, седой мужчина среднего возраста, стоявший рядом с Одином и Нильсоном, заговорил.

Видя, что он говорит на иностранном языке, который я не мог понять, я понял, что он не был экзаменуемым.

Один перевёл для меня.

- Это Вильгельм Хайнц, отвечающий за экзаменационные исследования. Он отчаянно ждал твоего прибытия.

- Пожалуйста, скажи ему, что мне приятно с ним познакомиться.

Через перевод мы обменялись приветствиями и направились в здание штаб-квартиры.

В отличие от внешнего вида замка, облицованного камнем, внутри был чистый современный стиль.

Выйдя на террасу на третьем этаже, я мог увидеть окрестности всего замка одним взглядом. Чистое и голубое небо, горы, лес, здесь не было современных построек, пейзаж, словно из средневековья.

Конечно, терраса была покрыта стеклом, поэтому холодный ветер не мог сюда проникнуть, и она была хорошо изолирована.

Мы впятером сидели за круглым столом. Люди принесли нам кофе и печенье.

После чего Один заговорил:

- Во-первых, я расскажу вам о тенденции экзаменов.

- Я весь внимание.

- Глядя на коллективные данные, которые разглашаются из различных стран международной Лиги Наций Арены, все экзаменуемые в мире постепенно синхронизируются по времени.

- Синхронизируются?…

- Как вы знаете, господин Ким Хён хо, для каждого экзаменуемого период отдыха и начало экзамена вместе с количеством времени, проведенного на Арене, отличаются.

- Да. Ча Чжи хё не так давно начала экзамены, и она уже экзаменуемая 6-го этапа, как и я, провела 15 лет на Арене.

Ча Чжи хё слегка кивнула, соглашаясь.

Один продолжил говорить.

- Но эта разница во времени начинает уменьшаться, и сроки проведения всех экзаменов становятся все более и более похожими.

Время проведения экзамена на Арене варьируется. Но сколько бы вы ни проводили на Арене, в реальном мире проходит только одна ночь.

Скорее всего, такой разброс во времени - это работа богов и ангелов.

- Я спрошу об одном. У меня осталось 42 дня на отдых, как насчет тебя, Ким Хён хо?

Я вызвал свой блокнот, чтобы проверить, и был удивлен.

- У меня тоже осталось 42 дня.

- Так и должно быть. В прошлый раз, решая проблему эльфов с Бурых гор, мы создали отношения. С другой стороны, мисс Ча Чжи хё провела 15 лет на Арене, но при этом, провела очень небольшое количество времени в реальном мире. Полагаю, она была в уединенном, очень отдаленном районе?

- Да, это так, - ответила Ча Чжи хё.

Один показал на Нильсона.

- И Нильсон также проводит больше времени на Арене, чем другие экзаменуемые. Он живет в одиночестве в районе, где нет никого поблизости, так что такую большую разницу по времени легко решить.

Причина, почему экзаменуемые, как правило, попадают на их первый экзамен в незаселенную людьми область, вероятно, именно в этом.

- Тогда это означает, что все экзаменуемые постепенно начинают совпадать по времени…

- Это означает, что почти все экзаменуемые находятся в ситуации, когда они связаны друг с другом. Более того, экзаменуемые получают всё больше власти и влияния в текущем обществе Арены, и это означает, что мы становимся ближе к конечной цели назначения экзаменов.

- Значит, кто-то скоро доберется до конечного пункта назначения?

Конечная цель экзаменов... только один человек должен был добиться успеха.

Среди всех экзаменуемых, если один человек достиг цели, то экзамены завершатся. Все экзаменуемые будут освобождены от Арены.

Конечно, на данный момент все это было просто гипотезой, но, судя по всему тому, что до сих пор наблюдалось, это было весьма вероятно.

- Теперь, когда я смотрю на него, у меня осталось 52 дня на период отдыха, - сказала Ча Чжи хё.

Один кивнул головой.

- В этом случае, в следующем экзамене вы, вероятно, должны покинуть отдаленную область. При том, что есть много экзаменуемых, двигающихся к конечной цели. Но этот последний экзамен будет не так просто завершить.

- Почему?

- Порочные экзаменуемые.

Этой фразой он все объяснил.

- Китай и Индонезия являются представителями этого типа, но не только люди этих народов делают такие вещи. Америка, Япония и многие другие экзаменуемые из других стран считают, что лучше не завершать экзамены.

- Из-за majeong.

- Вот именно. Как семья Маглун, которую вы недавно встретили, есть много капиталистов, инвестировавших в сбор и исследование majeong. К сожалению, именно эти капиталисты управляют миром.

- А как же скандинавская экзаменационная группа? Желают ли скандинавские страны продолжения экзаменов? - спросил я.

Один посмотрел прямо на меня.

- Господин Ким Хён хо, вы можете доверять нам, в отличие от других агентств из других стран. Потому что скандинавская экзаменационная группа была основана не страной, а собравшимися экзаменуемыми. Тогда я лично создал группу.

Один продолжил:

- Впоследствии мы получили поддержку страны и стали официальной организацией, но основной задачей экзаменуемых является завершение этих экзаменов.

Я смотрел на Ча Чжи хё.

Она кивнула головой. Я подумал, это значит, что она говорит, что он не лжет.

- Но страна, то есть, политики и капиталисты, которые формируют государственные институты, не принимают нашу точку зрения. Они могут вести себя не так откровенно, как китайцы, но постепенно будут вмешиваться в дела остальных, чтобы предотвратить завершение ими экзаменов.

Услышав это, мое сердце пропустило удар.

Буквально на днях я общался со Смитом Маглуном, который был капиталистом, инвестировавшим значительные средства в бизнес, связанный с Ареной.

Для того чтобы этот бизнес был успешным, экзаменуемые должны были продолжать доставлять majeong с Арены.

Я боялся, что такой магнат, как председатель Маглун, может стать препятствием, ограничивающим мой прогресс.

Смогу ли я когда-нибудь освободится от экзаменов?

- Причина, почему я говорю вам эти вещи, в том что я хочу вас завербовать. Конечно, и мисс Ча Чжи Хе тоже, - сказал Один.

- Корейское правительство и даже председатель Парк Жин-сунг не могут защитить вас, ребята. Опасность присутствует не только в нашем реальном мире, но и на Арене. Чтобы бороться с этим, немногие подлинные экзаменуемые, такие как мы, должны объединять и дополнять наши сильные стороны.

- Согласен. Вот почему я обратился за помощью к скандинавской экзаменационной группе.

- Это хорошие мысли. Ваши возможности, Ким Хён хо, будут большой подмогой для нас.

- Сейчас мы отложим мое вступление в скандинавскую экзаменационную группу. На данный момент я буду продолжать развивать отношения сотрудничества.

- Тогда давайте перейдем к главной теме. Во-первых, спутниковая проблема хорошо продвигается. Мы решили приобрести спутник наблюдения, что создает Швейцарское исследовательское агентство и превратить его в спутник-шпион.

- Правда?

- И проблема использования majeong для доставки его в атмосферу не вызывает сложностей, но нужно сделать больше исследований для вычисления траектории полёта и контроля спутника дистанционно.

Один улыбнулся и продолжил говорить:

- Вопрос связи можно рассматривать как второстепенную проблему, но у нас есть какое-то очень полезное электронное оборудование.

- Какое?

- Скоро покажу.

Затем Один побеседовал с Вильгельмом Хайнцем, начальником отдела исследований.

Вильгельм встал и жестом позвал нас за собой.

Мы поднялись и пошли за Вильгельмом.

Сели в лифт и поехали на цокольный этаж 5.

На цокольном этаже 5 был научно-исследовательский центр. Люди, находившиеся там, были исследователями, ожесточённо работавшими с компьютерами и озадаченно снующими вокруг.

Вильгельм привел нас в более глубокую часть внутри.

В конце концов, мы добрались до самой дальней исследовательской комнаты.

В большой прямоугольной комнате была пара костюмов, которые выглядели как костюмы для дайвинга.

Похоже на боевые костюмы от корейского исследовательского центра Арены.

- Они похожи на боевые костюмы? - спросил я.

Один сказал:

- Это боевой костюм. Но это также объект, который создан на передовых технологиях из Северной Европы.

Возможно, это был боевой костюм, в котором было встроено какое-то электронное устройство.

Вильгельм улыбнулся, сказав мне что-то, и указал на боевой костюм.

Я не мог понять, что он сказал, но он, вероятно, сказал мне попробовать.

Я наугад кивнул головой.

Вильгельм ввел секретный код в клавиатуру на стеклянном корпусе.

*...Дзззз...*

Стеклянный корпус открылся. Вильгельм достал боевой костюм и передал его мне, и указал на место для переодевания, отгороженное занавесом.

Я открыл занавес в раздевалке, снял одежду и переоделся в боевой костюм.

- Что-то прикреплено к спине.

К спине было прикреплено какое-то электронное устройство размером около 10 см.

Это должно быть электронное устройство, которое придаёт костюму особые возможности.

Интересно, что в этом боевом костюме есть даже место для пальцев рук и ног, так что потребовалось время, чтобы попасть ими туда.

Я едва одел боевой костюм и вышел из раздевалки.

- Хах?

Я не мог это описать словами, но что-то изменилось. Мои шаги были настолько легкими, что было не по себе.

Я чувствовал себя странно, и Один сказал:

- Как ощущения?

- Мое тело стало легче.

- Это еще не все.

Один протянул ко мне ладонь и сказал:

- Бей.

- Что?

- Бей настолько сильно, насколько возможно.

- Хорошо.

Один был сильным человеком, к тому же, он мастер ауры.

Я не думаю, что его запястье сломается, даже если я ударю со всей силы.

Я встал в стойку боксёра, которую я выучил ранее.

Но Один повёл себя странно.

Он тоже встал в стойку и поднял синюю ауру по всему телу, явно готовясь к сильной атаке.

«Насколько сильным он считает мой удар?»

У меня была Коррекция выносливости продвинутого уровня 5, так что моё тело было на пределе возможностей тела взрослого эльфа.

Однако его Контроль ауры был на высшем уровне, и я не мог превзойти Одина, мастера ауры.

У меня было странное чувство, но я не думал, что может что-то случиться, поэтому я ударил изо всех сил.

Но затем...

*...Швуууук...*

Мой кулак летел вперед, как ракета. Как будто кто-то контролировал мою руку, с силой, не поддающейся воображению.

*...Ббууук!...*

Удар пришёлся на протянутую руку Одина.

Несмотря на использование его ауры, чтобы противостоять атаке, Один был отброшен назад.

- Что, эм, это?

Я с удивлением спросил об усиленной мощности.

- Это синтетические мышцы, - ответила Ча Чжи хё.

Один кивнул головой.

- Это то, что мы разработали в начале. Он был разработан после обнаружения лазейки, которая позволяла надетые на тело вещи проносить на Арену. Но это в конечном счете не удалось, потому что он на Арене не активируется.

- Это синтетические мышцы?

В шоке, я посмотрел вниз на костюм с синтетическими мышцами, что я носил.

Он был похож на водолазный костюм, довольно тонкий и гибкий. То, что это костюм с передовой технологией, синтетическими мышцами, не могло меня не шокировать.

- Он легкий и тонкий и, таким образом, удобен для движения, а также увеличивает силу в 20 раз. Костюм имеет лучшие датчики и проприоцепторы*, которые измеряют силу тела, и всё это контролируется с помощью электронных сигналов от мышц. При его ношении, контроль над своими силами должен быть так же естественнен, как перемещение вашего собственного тела.

(Прим.Пер.: периферические элементы сенсорных органов, расположенные в мышцах, связках, суставных сумках, в коже и свидетельствующие о их работе (сокращения мышц, изменения положения тела в пространстве).

Сразу после объяснения начальника отдела исследований Вильгельм вручил мне бумажный стаканчик с водой.

Он хотел, чтобы я взял его.

«Если я не смогу контролировать увеличившуюся силу, я раздавлю этот бумажный стаканчик».

Я осторожно взял у него бумажный стаканчик.

- Хах?

Я снова был удивлён.

Потому что я естественным образом принял стаканчик из его рук.

- Вау, это невероятно.

Встроенный AI и датчики прекрасно управляли количеством энергии, необходимой для выполнения каждой задачи.

Как и мое собственное тело.

- Как вы думаете, можно ли взять это с собой на Арену?