Глава 399: Пустыня и Награда (часть 2)

Медленно осмотревшись вокруг, Со Цзя продолжил:

- Хорошо, я уже получил наказание за свою ошибку. Теперь... Теперь твоя очередь. Хотя я и допустил ошибку в этой битве, я такой не один! 

- Это... – услышав слова Со Цзя, все, подняв голову, шокировано посмотрели на него. Они не могли думать ни о ком другом, но Со Цзя совершил ошибку. Резко повернув голову, Со Цзя холодно посмотрел на Николь, сказав: - Хоть ты и девушка, как член команды ты не появлялась на поле боя в течение всего сражения. Я хотел бы спросить, что ты делала в это время?

- Я? – услышав слова Со Цзя, Николь не могла не встать, паникуя. Она хотела как-то объясниться, но, в конце концов, ничего не смогла сказать...

На самом деле, в течение последних нескольких дней Николь думала о Со Цзя, не спав несколько дней. Только перед сегодняшним рассветом она, наконец-то, потеряла сознание и уснула. Открыв несколько раз рот, Николь, наконец, беспомощно села, покачав головой:

- Мне жаль, но мне нечего сказать, я действительно не сделала то, что должна была, на самом деле, я спала. Так что, Молодой Мастер, пожалуйста, накажите меня, каким бы ни было это наказание, я готова его принять!

Величественно кивнув головой, Со Цзя, повернувшись, сказал Сян Юню и Роджеру:

- Из-за бездействия Николь вы напрямую пострадали. Что касается её наказания, то оно полностью зависит от вас, ребята! – услышав слова Со Цзя, Сян Юнь и Роджер не могли не посмотреть друг на друга. В то же время, Со Цзя продолжил: - Однако Николь должна быть наказана за свою ошибку. Если вы, ребята, попытаетесь спустить ей это с рук, вы лишитесь права выбирать ей наказание, и я сделаю это сам!

Услышав слова Со Цзя, сердца Роджера и Сян Юня не могли не забиться чаще. Они робко посмотрели на шрам, что теперь красовался на лице Со Цзя, с которого всё ещё капала кровь, тайно переживая. Если Со Цзя заставит Николь сделать тоже самое, то что они буду делать? Думая об этом, Роджер и Сян Юнь, склонив головы, быстро заговорили. Спустя некоторое время они наконец-то закончили обсуждения, каждый из них вернулся на свои места. Серьёзно смотря на Со Цзя, Сян Юнь, полный решимости, сказал:

- Мы приняли решение. Николь действительно совершила ошибку и должна быть наказана. Поскольку мы напрямую пострадали от её бездействия, Роджер и я решили, что в последующие три года, Николь должна стирать одежду Босса, убирать его комнату, а также Николь должна быть всегда приносить Боссу еду и заправлять его кровать каждое утро, кроме того, она должна собирать и упаковывать вещи Босса. Ещё она должна охранять Босса, когда мы будем сражаться на поле брани, пытаясь его защитить и исправить свою ошибку!

- Это... – нерешительно смотря на Сян Юнь и Роджера, Со Цзя в недоумении сказал: - Это наказание действительно очень серьёзное. Это равносильно превращению Николь в моего личного слугу. Как два великих воина этой битвы, целью служения Николь должны быть вы двое!

Услышав слова Со Цзя, лицо Сянь Юня вдруг посерьёзнело, и он сказал:

- Босс, пожалуйста, прекрати говорить "Великие Воины", ты пытаешься унизить меня и Роджера, потому что мы неспособны? – как только это слова Сян Юня были произнесены, Роджер продолжил:

- Правильно, Сян Юнь прав. Если всё идет в меру наших способностей, то это действительно слишком трудно принять, хотя Сян Юнь и я, оба были тяжело ранены, мы ничего не заслужили и не должны быть вознаграждены!

- Хм... – кивнув в знак согласия, Сян Юнь, глубоко посмотрев на Со Цзя, сказал: - В этой битве ты действительно допустил большую ошибку. На самом деле, за это время ты совершал ошибки! – услышав слова Сян Юнь, Со Цзя опустил голову от стыда, не осмелившись смотреть прямо в глаза Сян Юня. В то же время, Сян Юнь продолжил: - Но, твоя вина была искуплена этим шрамом на твоём лице, который никогда не будет исцелён. То есть, после того, как ты себя наказал, твоя ошибка уже искуплена, хорошо, босс?

В замешательстве подняв голову в сторону Сян Юня, Со Цзя, кивнув, сказал:

- То, что ты сказал верно. Так как ты совершил ошибку, ты должен быть наказан.

- Хм... – Сян Юнь продолжал говорить – Поскольку вина босса уже была искуплена, то, основываясь на принципе босса: Быть вознаграждённым за заслуги и быть наказанным за проступки, в этой битве, только силой одного человека, ты уничтожил пять пиратских кораблей, захватил пиратский флагман, а также лидера пиратов живым и спас босса всей команды, не должен ли ты быть вознаграждён?

- Это... – некоторое время поколебавшись, Со Цзя заикаясь сказал: - В этом нет ничего такого, это то, что я должен был сделать!

- Хмпф! – холодно фыркнув, Сян Юнь с сожалением сказал: - То, что ты говоришь, это только твоя обязанность, и ничего общего с нами она не имеет, не так ли? Ты хочешь сказать нам, что эта Гильдия только твоя, верно?

- Эх! – услышав слова Сян Юня, Со Цзя не мог не сделать глоток холодного воздуха. Некоторое время спокойно подумав, Со Цзя решительно сказал: - Я был неправ, это действительно... Так как я уже был наказан за свои ошибки, я должен считать это наградой. Как участник, внесший самый большой вклад в эту битву, я должен быть вознаграждён!

- Хе-хе, - услышав слова Со Цзя, Сян Юнь не мог не рассмеяться: - Это больше похоже на то, что как к мудрому начальнику, к тебе следует относиться как к равному, и тебя следует не только строго наказывать, если ты совершил проступок, но и достойно вознаграждать за твои заслуги. Если ты не принимаешь награду, потому что ты босс, то это потому, что ты сознательно сделал себя особенным!

Со Цзя кивнул, обливаясь потом. Он засмеялся:

- Правильно, я понимаю, хотя я думаю, что беспристрастен, на самом деле, я поднимаю себе цену. Так как другие будут достойно вознаграждены за их достижения, то и я, как член команды, должен быть вознаграждён за достойную службу.

Хлоп-хлоп-хлоп.

Услышавслова Со Цзя, Сян Юнь, Николь и даже Роджер не могли не захлопать искренне. Правильно... им не нужен был бескорыстный босс, чтобы совершить ошибку. Босс был наказан вместе со всеми за свой проступок, и он же был вознаграждён за достойные деяния. Это была идеальная для всех команда. Единственным отличием здесь было разделение труда; разницы в статусах не было! Увидев искреннюю улыбку каждого, Со Цзя, слегка повернув голову, посмотрел на Николь и сказал:

- Николь... в будущем мне придётся побеспокоиться тебя своей едой и одеждой. Надеюсь, что это не доставит тебе проблем.

Мило улыбнувшись, Николь слегка покачала головой:

- Как Николь может быть обеспокоена? Будь уверен, Молодой Мастер, Николь сделает всё возможное! – смотря на интимный разговор Со Цзя и Николь, Сян Юнь тайно вздохнул с облегчением. Сян Юню пришлось хорошо потрудиться, чтобы достичь этого соглашения, ради спасения команды, он надеялся, что при постоянном контакте с Николь, Со Цзя влюбится в неё, если же нет, даже если сейчас команда и выглядит мирной, вопрос отношения Со Цзя и Николь всё ещё не решён, и является бомбой замедленного действия! Когда Сян Юнь об этом размышлял, Со Цзя сказал:

- Сян Юнь, то, что ты делал в этой битве, неправильно. Я думаю, будет это до того, как мы попадём на Великий Торговый Путь или после, но тебе стоит позаботиться о развитии секретных боевых искусств твоей семьи.

- А? – озадаченный Сян Юнь посмотрел на Со Цзя и спросил: - Босс, что ты имеешь в виду?

Серьёзносмотря на Сян Юня, Со Цзя решительно сказал:

- Я имею в виду силу Плода Убийства, я понимаю, что в битве ты всегда любишь полагаться на свои собственные приёмы, а также на свою истинную энергию, чтобы сражаться со своими врагами, и практически никогда не пользуешься силой Плода Убийства. Обладая такой сильной способностью, ты на самом деле не пользуешься ею и не сочетаешь её со своим боевым мастерством, это на самом деле огромная потеря! – услышав слова Со Цзя, тело Сян Юня задрожало, его глаза загорелись, как никогда раньше. Всё это время, Сян Юнь слишком долго пытался пробиться через своё Царство Саморазвития, пренебрегая другими вещами, и теперь, когда он думал об этом, режущая сила Плода Убийства не была слабее его собственной, и даже обладала сильным специальным эффектом. Поскольку это было так, почему он не часто пользовался им? Одно надо знать, его можно использовать с большой пользой! Пока он думал об этом, Со Цзя продолжил говорить:

- Более того, Сян Юнь, боевые искусства, которые я больше всего тренирую, не являются восточным, но я знаю принцип, который заключается в том, что скорость лишь мешает. Чем больше ты хочешь прорваться, тем труднее тебе это даётся, и твоё разочарованное сердце уже стало препятствием для прорыва.