Глава 2190: Два Истинных Божества

Когда мастер боевых искусств врывался в область Истинного Божества, могущественные Законы внутри его тела проявлялись один за другим.

Фантом Всевышнего Линь Мина уже наполовину слился с его смертным телом. Он сидел на вершине красного лотоса с семью листами, над его головой вращалось гигантское Колесо Асуры.

В этот момент красный лотос семи реинкарнаций походил на землю, а Колесо Асуры на небеса.

Между небесами и землей начало появляться Дерево Еретического Бога, которое культивировал Линь Мин, а также слитое с ним боевое намерение Дерево Бодхи. Между этими божественными деревьями в воздухе танцевали Истинные Драконы и Истинные Фениксы; это была кровь дракона и феникса в теле Линь Мина!

Божественные цепи Законов начали сгущаться в пустоте. Эти божественные цепи опутали деревья, как венки из драгоценных ожерелий.

В этот момент различные Законы, которые усовершенствовал Линь Мин, появлялись и медленно интегрировались в божественные цепи Законов.

Это была трансформация Законов!

Однако, поскольку смертное тело Линь Мина на 90% слилось с его фантомом Всевышнего, рядом с ним расцвел еще бОльший красный лотос, у которого было девять лепестков, каждый из которых был похож на свой отдельный мир.

Над красным лотосом завыли ветер и снег, бушевала темно-синяя энергия, образуя замершую реку, соединявшую небо и землю.

Шэн Мэй начала свой прорыв к области Истинного Божества.

Взрыв!

Сила мира нарастала со всех сторон, после чего устремилась к Шэн Мэй, образуя огромное море, которое омывало каждый дюйм ее плоти и крови, каждую нить ее божественной души!

В то же время божественные цепи Законов вокруг Шэн Мэй начали громко разрушаться, превращаясь в исходные фрагменты Законов, которые соединялись вместе с силой мира, чтобы проникнуть в ее тело.

Это было крещение небес и земли, которому подвергался мастер боевых искусств, когда становился Истинным Божеством. Для всех Истинных Божеств, включая Линь Мин и Шэн Мэй, такой шанс давался только один раз!

Когда мастер боевых искусств становился Истинным Божеством, они подвергался крещению Законов и силы мира; это была несравненно ценная возможность!

В это время Линь Мин и Шэн Мэй держались за руки. Энергия мира не только текла через тело и божественную душу Шэн Мэй, но и через Линь Мина.

Часть Законов и энергии проходила через тело Линь Мина, прежде чем вернуться к Шэн Мэй. Хотя она только протекала сквозь него, она все же принесла непостижимое понимание и преимущества Линь Мину.

Каждый пучок Законов и энергии оставлял свой собственный уникальный знак в Линь Мине, который чувствовал, как красный лотос под ним дрожит от волнения, а Колесо Асуры завывает от радости. Дерево Еретического Бога, Дерево Бодхи - все сияло изобилующей жизненной силой; их ветви и листья расправились, появились новые корни!

В это время ясное божественное восприятие распространилось в духовном море Линь Мина: - Папа, как ты мог забыть про меня, когда происходит что-то такое хорошее?

Это был голос Цзю’Эр. Линь Мин отвлекся и заглянул в пространство Магического Куба. Милая маленькая девочка, которая выглядела чуть старше десяти лет, смотрела на него широко раскрытыми и полными надежды глазами.

Без долгих раздумий Линь Мин протянул руку, и часть бесконечных Законов и энергии мира, принадлежавшая Шэн Мэй, потекла в пространство Магического Куба, прежде чем вырвалась обратно.

Эта энергия и Законы ворвались в тело Цзю’Эр.

Выдержать крещение энергией от прорыва к области Истинного Божества было немыслимым счастливым шансом, в результате чего понимание, возникшее, когда Шэн Мэй вступала в область Истинного Божества, на самом деле намного превзошло уровень понимания других обычных Истинных Божеств!

Согласно здравому смыслу, Цзю’Эр, даже если бы она впитала эту силу мира, все равно не смогла бы постичь многие вещи, но она была плотью и кровью Шэн Мэй, и их две родословные были связаны. Также когда Цзю’Эр ещё была запечатана в утробе Шэн Мэй, она уже познакомилась со многими Законами Шэн Мэй.

Теперь сила мира, которую Шэн Мэй направляла в себя, совершенно беспрепятственно проникла в Цзю’Эр. Каждый дюйм тела Цзю’Эр и её божественная душа были крещены фрагментами Законов и энергией мира.

Цзю’Эр не могла не вскрикнуть от радости. Это крещение будет иметь чрезвычайно важное влияние на ее будущую дорогу боевых искусств.

В это время маленький черный дракон и Рубин, которые также были в Магическом Кубе, не могли получить такого большого преимущества, как Цзю’Эр.

Однако крещение только началось.

Взрыв!

Взрыв!

Взрыв!

Ужасные взрывы грохотали по всему миру. Спустя всего время десяти вдохов с момента начала прорыва Шэн Мэй в область Истинного Божества, энергия в мире начала становиться безумной.

Если раньше можно было сказать, что сила мира, которую Шэн Мэй собрала во время своего прорыва, была похожа на огромное море, то теперь это обширное море сформировало волны в сотни миль в высоту - несравненно пугающее зрелище!

Прорыв Линь Мина тоже начался!

Сила мира, которую он собрал, прорываясь в область Истинного Божества, была намного больше, чем у Шэн Мэй. Просто невообразимое количество!

И точно так же, как Линь Мин получил преимущества во время прорыва Шэн Мэй, Шэн Май также получила невероятные преимущества во время прорыва Линь Мина.

Сила мира и энергия Законов проходили через тело Шэн Мэй, оставляя неизгладимые следы, возвращалась к Линь Мину.

Магнитные поля жизни Линь Мин и Шэн Мэй уже накладывались друг на друга. В это время их плоть, кровь и божественные души сошлись в совершенной гармонии!

Этот вид союза больше не мог быть описан просто как объединение сил Инь и Ян. Каждый из них оставлял глубокие следы в жизни другого.

И преимущества, которые приносили эти следы, были уже неописуемы.

Вэнг!

Вэнг!

Вэнг!

Ужасающий звук содрогания прогремел по всему миру. Над головой Линь Мина и под его ногами Колесо Асуры и красный лотос Священного Писания начали приближаться друг к другу. Медленно, они оба начали сливаться воедино!

Когда Линь Мин находился на Континенте Разлива Небес и начал осознавать Законы Жизни и Смерти, он уже пытался объединить Священное Писание и Небесную Сутру, чтобы объединить вселенную мира и вселенную тела. После всевозможных опытов и счастливых шансов прогресс, наконец, наметился.

И теперь, когда Линь Мин врывался в область Истинного Божества, снова появлялся феномен слияния Священного Писания и Небесной Сутры.

Достижения Линь Мина в Небесном Дао Асуры были выше, но когда дело дошло до сжатия, его понимание Священного Писания было не ниже, чем Небесной Сутры.

В это время Шэн Мэй сидела рядом с Линь Мином. Она закончила совершенные девять реинкарнаций, и связь между их душами только усилила этот синтез.

Видя это, многие древние демоны не могли найти слов. Даже сердце Бессмертного Суверена дрогнуло. Он встал, его глаза горели, когда он смотрел на Линь Мина.

Как создатель Священного Писания, он, несомненно, знал, как трудно объединить великие Законы вселенной мира и вселенной тела. В противном случае, он бы не вступил бы в такое противоречие с идей с Хозяина Дороги Асуры 10 миллиардов лет назад.

Линь Мин сидел в пустоте, торжественно и достойно. Колесо Асуры и красный лотос Священного Писания становились все ближе и ближе, но после частичного слияния скорость процесса замедлилась.

Как будто что-то блокировало их слияние.

Это были два самых высоких Закона 33 небес. Даже если бы они начали объединяться, это не было бы чем-то, что можно было бы завершить за один раз.

Взрыв!

Разразился взрыв. Сила мира собралась воедино. Колесо Асуры и красный лотос Священного Писания остановились. Они разбились на фрагменты, превратившись в самые исходные энергии Законов, которые начали омывать тело Линь Мина.

В пространстве Магического Куба Цзю’Эр скакала от радости. Во время прорыва Линь Мина и Шэн Мэй она смогла получить все преимущества, которые только хотела.

Будь то Линь Мин или Шэн Мэй, они делили с ней родословную, и поэтому между ними не было никакого отвержения энергии!

Она жадно грелась в энергии крещения, что обрушилась на её отца и мать, лениво потягиваясь.

Кроме Цзю’Эр, тем, кто получил чуть меньшие преимущества, оказался маленький черный дракон.

Маленький черный дракон не мог слиться с энергиями Шэн Мэй, но он мог противостоять крещению силы мира, вызванной Линь Мином. Это произошло потому, что когда маленький черный дракон родился, он уже имел родословную Линь Мина.

Сила мира собралась в море. Этот процесс продолжался в течение неизвестного периода времени, но, наконец, сила Линь Мина начала яростно расти!

В это время Линь Мин уже переродился заново. Его 36 000 пор излучали божественные лучи света, которые простирались на сто тысяч футов.

Сила мира бушевала вокруг него. Даже стабильное пространство Моря Императорских Костей дрожало без конца из-за силы прорыва Линь Мина и Шэн Мэй!

Внутри своих демонических пагод древние демоны смотрели на Линь Мина, даже чувствуя намек на... благоговение!

Хотя, когда все они были живы, они были высшими существами области Истинного Божества и выше, сейчас они были мертвы уже в течение бесчисленных лет. Все, что осталось от них, было клочьями их душ. Теперь, перед лицом огромного давления, вызванного прорывом Линь Мина в область Истинного Божества, им стало нелегко.

Линь Мин медленно открыл глаза. Сила внутри его тела, казалось, была готова вырваться из него, как будто один удар кулаком мог сломать мир, как будто одна пощечина могла разорвать реку звезд.

Он посмотрел на свои руки и медленно сжал кулаки.

Это была легендарная область Истинного Божества.

Когда-то она казалась такой отдаленной и недостижимой целью, но сегодня он наконец-то достиг её!