Глава 243: Где это я (часть 3)?

Любому было бы очевидно, что эти люди идут вовсе не с благими намерениями.

Неужели они решили подняться на эту гору за девушкой, которой ещё и шестнадцати лет не было?

Впереди шёл лысый человек, у которого, судя по всему, было раздутое чувство эго. Тайком наблюдая за ним из хижины, Теодор был готов поспорить, что он настроен далеко не дружелюбно.

"Впрочем, убивать он никого не собирается. Он пришёл сюда не сражаться… Не знаю почему, но цель этой группы – запугать Ли Сюл", – глядя в окно, определил Тео. Его проницательность уже превышала все средние нормы, а потому он мог сделать достаточно точный анализ, даже не владея ситуацией.

В этот момент Ли Сюл выбежала наружу и начала о чем-то спорить с мужчинами. Тео подумал, что если его вывод окажется правильным, то ему придётся выйти на улицу, чтобы помочь урегулировать ситуацию.

– Вы посмели подняться в горы Бекун без разрешения горного бога… Неужели вы не боитесь его гнева?

Разница в отношении Ли Сюл к Теодору Миллеру и группе этих людей была как между небом и землей. Её лицо налилось краской, и она без колебаний кричала на мужчин. Некоторые из них, явно впечатленные её боевым духом, даже сделали несколько шагов назад.

Однако лысый мужчина, который, очевидно, был их лидером, шагнул не назад, а вперед.

– Угомонись, девочка. Негоже потомку престижной семьи так громко кричать.

Нормальная девочка тут же смутилась бы такому замечанию, но Ли Сюл резко огрызнулась:

– Если вы знаете, кто я, то почему скрываете свои имена, словно крысы?!

– Ху-ху-ху, хочешь почитать мне лекцию о правилах поведения? Смотри, как бы ты об этом не пожалела, – ответил лысый мужчина, после чего вытащил меч и рубанул им о землю. Выглядело это впечатляюще: поскольку меч обладал значительным весом, твердый грунт был с легкостью рассечен.

Продемонстрировав свою грозную силу, лысый прокричал:

– Я – рыцарь, отрубивший голову свирепому тигру! Меня зовут Дробящий Нож, сэр Ван Хочул!

В ответ остальные члены группы что-то громко завопили, потрясая своим оружием. У среднестатистического человека этот акт вызвал бы непроизвольный страх, но Ли Сюл лишь пощелкала языком, словно Дробящий Нож её абсолютно не впечатлил.

– Ага, ага. Итак, ты просто проходил мимо, сэр Ван Хочул?

– Маленькая негодница! Тебе стоит быть повежливее со своими гостями!

– Ты хочешь сказать, что специально пришел ко мне? Тогда, позволь узнать, зачем же?

Эти люди объявили себя гостями, но как сам Ван Хочул, так и его приспешники, прибыли сюда с оружием. А раз так, оставалась лишь одна причина, по которой они могли прийти к Ли Сюл: их кто-то нанял.

– Нет, можешь ничего не отвечать. Вас прислал мой дядя.

Ван Хочул был потрясен тем фактом, что личность его нанимателя была так быстро раскрыта.

– И что? Раз ты такая умная, то наверняка уже знаешь, почему мы пришли.

– Конечно. Уже несколько лет как знаю.

– Тогда наш разговор будет коротким. Девочка, мой работодатель сказал, что заплатит нам пять золотых монет, так что тебе лучше согласиться и молча пойти с нами. И тогда тебе не будет больно, – сказал Ван Хочул.

– Я никуда не пойду.

– Что!?

– Разве ты не знаешь, что на этой горе ничто не может причинить мне вред? Тебе стоит сто раз подумать, прежде поднимать на меня руку.

Услышав её слова, несколько человек застыли, но не Ван Хочул. Он уже слышал от своего работодателя, что гора Бекун помогает тем, кто здесь живёт. Ходили слухи, что, если он попытается навредить Ли Сюл, то на помощь девочке немедленно прилетят горные духи и разорвут на клочки как его самого, так и всех подчиненных ему людей.

Однако Ван Хочул не верил в эти байки.

– Маленькая нахалка…! Если ты не пойдешь с нами, я разнесу в щепки твой дом!

– … Что?

– Даже если это всё правда, духи не станут защищать твою лачугу. Если у тебя не будет места для сна и отдыха, тебе придется спуститься с горы.

И вот, прежде чем Ли Сюл успела хоть как-то отреагировать, Ван Хочул поднял свой меч и двинулся к избушке. Этому дому было уже более сотни лет, так что он вряд ли пережил бы несколько ударов огромным двуручным мечом.

А ещё, в настоящее время внутри хижины находился её гость!

Ли Сюл с запозданием вспомнила о Теодоре и поспешно закричала:

– Подождите!

– Поздно, дорогуша!

Но в тот момент, когда Ван Хочул собирался разрубить одну из опорных колонн…

Фу-дум!

Лезвие о что-то ударилось, и Ван Хочул быстро почувствовал нечто странное. Он десятилетиями размахивал своим мечом и даже с закрытыми глазами мог распознать звук удара о дерево.

Однако на этот раз что-то было не так. Ван Хочул повернул голову и встретился взглядом с двумя голубыми глазами.

– Вы напали на меня, – констатировал Теодор, заблокировавший клинок открытой ладонью.

– А-а?

– Вы напали на меня, и я просто защищался. Разве не так?

– Т-так…

Ван Хочул не знал, что ещё ему ответить. Он задавался вопросом, почему прямо перед ним стоит выходец из запада, голой рукой отразивший его меч. Кроме того, Хочула не меньше интересовало ещё и то, почему этот западный человек свободно разговаривает по-китайски.

В разуме Хочула зароились все типы вопросов, и пока он пытался найти ответы хоть на некоторые из них, следующие слова прошли мимо его сознания.

– Тогда это самооборона.

А затем из руки Теодора вылетела вспышка.

Фу-у-ух!

Ван Хочул не смог даже вскрикнуть, отлетев на несколько метров. Он был пользователем ауры, но эту атаку он даже не смог увидеть. Итак, в данной ситуации он ничем не отличался от мешка с костями, который врезался в остальных наёмником, повалив их тем самым на землю. И это было ещё одним доказательством огромной мощи Теодора.

– У-ух… Кто ты…? – просипел один из прихвостней, едва сумев подняться на ноги.

Однако, вместо ответа, Теодор поднял свою левую руку. Одновременно с этим вокруг неё начали плавать десятки или даже сотни огней, искажавших саму атмосферу. Это были Магические Ракеты. Данное заклинание относилось всего лишь к 1-му Кругу, но в руках такого сильного мага, как Теодор, оно обладало огромной разрушительной силой.

Помимо этого, Тео использовал модифицированную версию Альфреда Беллонтеса, а потому его Магическая Ракета ни в чём не отставала от других высококлассных заклинаний. А ещё это означало, что такие плохонькие пользователи ауры ничего не смогут ему противопоставить.

– Вам ни к чему моё имя, – ответил Теодор дрожащим наёмникам, – Но если вы задержитесь в горах Бекун ещё хоть на пять минут, я заставлю вас заплатить цену за проявленное неуважение к Ли Сюл.

– Ки-хик…!

Подробные разъяснения были ни к чему. Люди Ван Хочула всем своим нутром ощущали, что волшебные огни, плавающие вокруг Теодора, способны мгновенно переломать им все кости. И вот, подобрав своего лидера, они тут же скрылись из виду.

Возможно, они продолжат скрываться где-то в окрестностях, но если рискнут показаться снова – то непременно умрут.

Проведя их взглядом, Тео повернулся к хозяйке избушки.

"Что ж, её реакция вполне обоснована".

Нахмуренная Ли Сюл смотрела на Теодора, совершенно ничего не понимая.

– Для начала я хотел бы узнать, что происходит, – произнес Тео, желая слегка прояснить ситуацию.

В конце концов, в этом деле он был третьей стороной. Ли Сюл понимала этот факт, а потому просто кивнула. Судя по всему, завтрак будет отложен на неопределенный срок…

– Давайте зайдем внутрь.

Теодор последовал за Ли Сюл в избушку. В отличие от прошлой ночи, теперь она сидела перед Теодором в вежливой позе, более подходящей для потомка престижной семьи.

– Я – потомок 14-го поколения Танцующих Фей Ли, семьи, которая в течение многих сотен лет охраняла горы Бекун. Прежде чем я расскажу свою историю, я хотела бы поблагодарить Вас за оказанную помощь.

– Не стоит благодарностей. Если бы этого можно было избежать, то я бы даже не показывался.

– Возможно, они бы не решились как-то навредить мне, но эта хижина была бы разрушена. С этим местом связано так много воспоминаний… Благодаря Вам, она осталась целой, – сказала Ли Сюл, глубоко поклонившись.

Затем она подняла голову и продолжила рассказ:

– Судя по всему, эти люди были наняты моим дядей по материнской линии.

– Но зачем ему это…

– Чтобы Вы это поняли, я должна начать с предыстории.

Наступила самая важная часть всего рассказа, а потому Теодор вместе с Ли Юнсуном обратились в слух.

Семейство Танцующих Фей Ли…

Они охраняли горы Бекун задолго до того, как родился Ли Юнсун, а потому Тео хотел знать, что произошло.

И то, что он услышал, оказалось по-настоящему шокирующим.

* * *

История началась с того, как более сотни лет назад в горы Бекун вернулся человек, ранее изгнанный из семьи.

Несмотря на то, что он был прямым потомком семьи Ли, его изгнали из-за врожденного дефекта. Тем не менее, ему удалось освоить технику его семьи на исключительно высоком уровне при помощи кое-каких других методов. Он носил фамилию Ли и смеялся над теми, кто прежде высмеивал его самого. Этого человека даже вызвали на поединок, но он победил.

Именно этот инцидент привёл к самому настоящему расколу в семье Танцующих Фей Ли.

– Один из моих предков задался вопросом: неужели неудачник, некогда ползающий на коленях, должен возглавить нашу семью?

Данное обвинение в каком-то смысле звучало совершенно абсурдно. В те времена глава семьи обладал наивысшим уровнем силы. Не было ничего плохого в том, если бы он встал и продемонстрировал свою силу.

Однако глава 6-го поколения, Ли Инван, проиграл. Не выдержав этого оскорбления, он оставил пост главы семьи.

Этот акт беспомощности и привёл к наибольшей проблеме.

– Полномочия были сложены неправильно, а поэтому линия преемственности нарушилась. Кандидаты, имеющие право стать главой семьи, перегрызли друг другу глотки, и семья Ли разделилась на несколько фракций.

– Значит, твой дядя по материнской линии…

– Да, в настоящее время он возглавляет самую большую фракцию в разделенной семье Танцующих Фей Ли, – с горечью произнесла Ли Сюл, поставив на стол кружку с чаем, – Я унаследовала роль "хранителя" этой горы. Танцующие Феи Ли берут свои корни в горах Бекун, и мой дядя хочет отнять этот титул либо путем переговоров, либо силой.

Больше Ли Сюл ничего объяснять не стала. Тем не менее, у Теодора имелись воспоминания Ли Юнсуна, а потому он знал, что такое "хранитель". Хранитель обеспечивал сохранность горы и являлся посредником между человеком и духами.

А ещё, данное бремя не должно было попасть в руки кого-то жадного. Даже если дядя Ли Сюл получит знак "хранителя", духи горы могут не принять его квалификацию, что впоследствии приведёт к войне между семьей Танцующих Фей Ли и самими духами.

К сожалению, Ли Сюл оказалась более талантливой, чем её сверстники, и переживала о будущем своего рода. Несмотря на то, что ей было всего около 16-и лет, она специально перебралась в горы, чтобы предотвратить войну. Девочка не хотела, чтобы её клан погиб окончательно.

– Это единственное объяснение, которое я могу Вам предоставить. Данный вопрос касается лишь моей семьи, и в его решении не могут принимать участие иноземцы.

– Иноземец?

– Да. Я вижу, что Ваши побуждения чистые, но я не хочу, чтобы Вы в это вмешивались, – искренне заявила Ли Сюл.

Этот гость прибыл из далекой страны, и вещи, которые он рассказывал, были очень любопытными. Присутствие Теодора для Ли Сюл было сродни глотку свежего воздуха. Его истории затрагивали и далекие моря, и бескрайние пустыни… Слушая его, она представляла себе сцены, которые нельзя было увидеть ни в одной книжке…

А потому она хотела, чтобы Теодор остался ещё на несколько дней.

"Однако, если мой дядя узнает о существовании иноземца… Он обязательно что-то предпримет. Вот почему этот молодой человек должен покинуть горы Бекун до того, как это произойдет", – решила Ли Сюл, подавив свою жажду.

У неё было абсолютно чистое сердце, и вместо того, чтобы идти на поводу у своей жадности, Ли Сюл заботилась о других. Доброта – вот то, что она узнала от обитающих здесь горных духов.

– Я не иноземец, – внезапно произнес Теодор Миллер.

– А-а-а?

– Пойдем наружу.

Не дожидаясь ответа, Теодор вышел из хижины, и Ли Сюл с недоумением последовала за ним. Он не был иноземцем…? От цвета его волос до места рождения, Теодор не имел ничего общего с Ли Сюл. Они оба были людьми, но основываться лишь на этом было просто нелепо.

Игнорируя замешательство девушки, Тео вдохнул свежий воздух.

Настал черед Теодору Миллеру уступить место кое-кому другому.

"Старший. Покажите своему потомку хорошее шоу".

– Да.

Пришло время проявить себя Ли Юнсуну – человеку, который был клеймом в истории семьи Танцующих Фей Ли. Для этого ему не требовалось использовать Перезапись. Тело Теодора уже было воплощением Песни Боя, к тому же он обладал немалым опытом в боевых искусствах. В связи с этим то, что должно было произойти, являло собой лишь слабый и кратковременный переход сознания.

Спустя сто лет Ли Юнсун вновь ступил на землю своего дома.

Бу-дум!

Каждый его шаг был воплощением мощи, оставляя на земле глубокие следы.

– Ах! – невольно вырвалось у Ли Сюл, глаза которой округлились от удивления.

А ещё каждый его шаг вызывал давление на окружающее пространство. Это было то самое давление, которое она ощущала от своего отца, но в то же время более интенсивное и совершенное. Это была техника, существовавшая в боевых искусствах семейства Танцующих Фей Ли. Это была основа их боевых искусств.

– … За это время твоё тело стало достаточно хорошо подготовленным. Этого должно хватить.

Теодор, нет, Ли Юнсун восхищался телом своего преемника. Магу было весьма и весьма непросто обладать такими физическими способностями. Если в крови человека не текла чья-то ещё кровь, как в случае с Вероникой, то нечто подобное было бы невозможным без каждодневных тренировок.

Фу-у-ух.

Его рука устремилась вперед. Она словно игнорировала сопротивление воздуха, протекая по нему, как лист, ведомый ветром. Уместнее всего было бы назвать это танцем, а не боевыми искусствами.

Стоя на носках, маг сформировал кулак, а затем провел по воздуху своей ладонью. Начальные и конечные точки его движения оставались неясными, от чего каждое движение Юнсуна выглядело загадочным.

"Он не распределяет движения на атаку, защиту и уклонение…" – понял Теодор, наблюдая за Ли Юнсуном из глубины своего сознания.

А затем Тео сосредоточил свои чувства. Если он сможет овладеть даже половиной тех навыков, которые демонстрировал Ли Юнсун, его навыки увеличатся как минимум в два раза. Сейчас Тео погряз в глубине своего невежества, но в то же время он был не настолько глуп, чтобы не пить воду, находясь прямиком в озере.

Возможно, прошел целый час, а, может быть, всего несколько минут. Это представление, при котором тело Теодора прошло через столетия боевого опыта, заставило его позабыть о течении времени.

Тем временем в глазах Ли Сюл начали скапливаться слезы. Это было боевое искусство, о котором её семья давно позабыла, и её сердце не было готово увидеть кульминацию мастерства Танцующих Фей Ли. Как воин, она попросту не могла быть не впечатлена этим.

– Ху-у-унь…

Когда Теодор стабилизировал своё дыхание, Ли Сюл без колебаний встала перед ним на колени и глубоко ему поклонилась.

– Я, Ли Сюл, потомок 14-го поколения семьи Танцующих Фей Ли, приношу свои извинения за проявленную глупость.

– Подними голову.

– Да.

Ли Сюл послушно подняла голову и посмотрела на Теодора.

– Значит, ты исполняешь роль хранителя? – спросил её Ли Юнсун.

– Я всё ещё недостаточно компетентна.

– Я не пытаюсь тебя в чем-то упрекнуть, а наоборот, хочу похвалить. Я действительно впечатлен твоей приверженностью роли хранителя, несмотря на столь молодой возраст, а также твоими действиями, направленными на предотвращение гнева горных духов по отношению к нашей семье.

Он хотел погладить её по голове, но это тело принадлежало Теодору. Ли Юнсун уже давно подавил все свои надежды. Он думал, что когда вновь увидит свою семью, то останется всё таким-же разочарованным в ней, однако, благодаря этой девушке, он смог избавиться от своего негодования.

Несмотря на то, что его отец отказался от него, а сам Ли Юнсун вынужден был отправиться в далекое королевство, красота гор Бекун и его привязанность к этой земле, так и остались жить в его сердце.

– Ты уже знаешь моё имя, но теперь пришло время представиться полностью, – проговорил Теодор.

А затем, мысленно кивнув Ли Юнсуну, он твёрдо добавил:

– Я – Теодор Миллер, непосредственный преемник Ли Юнсуна из семьи Танцующих Фей Ли. И я положу конец этому противостоянию.